(Советская эстрада) ВИА «АРИЭЛЬ» - Памяти Льва Гурова – 4-й диск (1978-2010) - 2013, MP3, 320 kbps


Статистика раздачи
Размер: 176.04 МБ | Добавлен: 30 июл 2017, 11:08 | Скачали: 2
Сидеров: 52  [0 байт/сек]    Личеров: 1  [0 байт/сек]

Сообщение Гость » 30 июл 2017, 11:08

ВИА «АРИЭЛЬ» - Памяти Льва Гурова – 4-й диск (1978-2010)
Жанр: Советская эстрада
Страна: Россия
Год издания: 2013
Аудиокодек: MP3
Тип рипа: tracks
Битрейт аудио: 320 kbps
Продолжительность: 1:16:44
Наличие сканов в содержимом раздачи: да
Этот релиз продолжает проект
«Памяти Льва Гурова»
:
Мне показалось, что без песен этого релиза (4-го диска) портрет Льва Гурова будет неполным.
Думаю, слушатели откроют для себя новые грани таланта артиста.
Лучше узнают его, как человека...
Записи с виниловых альбомов №3-5:
01 На острове Буяне 3:50 (А.Морозов – Л.Дербенёв)
02 Нахлебался пресного молока 2:32 (р.н.п., обработка В.Ярушина)
03 Блоха 3:58 (р.н.п., обработка В.Ярушина)
04 Каждый день твой 3:15 (А.Морозов – Л.Дербенёв)
05 Вступление, SOS 6:01 (А.Морозов – С.Романов)
Рок-опера «Сказание о Емельяне Пугачеве», 1978 (сокращённый вариант):
06 Пролог 2:10
07 Да здравствует, наш император! 3:13
08 Сторож 1:08
09 Разговор Пугачёва со сторожем и начало бунта 4:49
10 Хор 1 1:13
11 Набег 2:10
12 Хор 2 1:45
13 Ой, да не вечер... 4:10
14 Сражение. Последняя песня свободы 5:04
15 Перед казнью 2:21
16 Казнь 2:03
17 Финал 1:02
Домашний концерт музыкантов ансамбля «Ариэль», 1986:
18 Принцесса 2:20 (В.Колесников – В.Паршуков)
19 О, босса-нова 2:43 («The Beatles» - В. Паршуков)
20 Только мы 1:21 (Л.Гуров – Ксенофонтова)
21 Прощай! 2:22 («The Beatles» - …)
22 Посвящение 4:24 (Л.Гуров – О.Жуков)
23 Мама 3:07 (В.Колесников – Л.Гуров)
24 Откройте тишине 2:49
CD «Вернёмся на озёра», 2010:
25 Не звони 3:09 (Л.Гуров)
26 Колдунья 3:35 (Л.Гуров – Л.Фидельман)
Треки 1-3: 3-й альбом «На острове Буяне», 1980 (С60 13891-92, звукорежиссёр П.Кондрашин).
Трек 4: 4-й альбом «Каждый день твой», 1981 (С60 16739-40, звукорежиссёр П.Кондрашин).
Трек 5: 5-й альбом «Утро планеты», 1983 (С60 20127 008, звукорежиссёр Р.Рагимов).
Треки 6-17: рок-опера «Сказание о Емельяне Пугачеве», 1978 (сокращённый вариант).
По мотивам поэмы Сергея Есенина «Пугачев» (март-август 1921 г.).
Либретто и постановка В. Яшкина. Музыка В. Ярушина.
Треки 18-24: Домашний концерт музыкантов ансамбля «Ариэль», 1986.
Треки 25-26: CD «Вернёмся на озёра», 2010.
Состав:
Треки 1-17: «Золотой» состав: В.Ярушин, Л.Гуров, С.Шариков, Б.Каплун, Р.Гепп, С.Антонов
Треки 18-24: Л.Гуров, Б.Каплун, В.Ярушин, В.Паршуков
Треки 25,26: Р.Гепп, Б.Каплун, Л.Гуров, А.Тибелиус, О.Гордеев
Первые 5 треков – это всё, что удалось взять для данного проекта из виниловых альбомов 1980-83 годов.
По одной сольной песне с каждого из этих 3-х альбомов. Ещё «На острове Буяне», где он солирует пополам с Ярушиным, да «Блоха», где его можно услышать… Немного для ведущего солиста.
Правда, справедливости ради, следует отметить прекрасный вокал Б.Каплуна, особенно в 3-ем альбоме.
Оцифровка была проведена автором релиза с собственных винилов.
Зато на концертах – Гуров, по-прежнему, ведущий солист. Особенно запомнилась его работа в рок-опере
«Сказание о Емельяне Пугачеве», 1978. Прекрасные арии, написанные В.Ярушиным на стихи С.Есенина,
позволили полностью раскрыться вокальному и артистическому таланту Льва Гурова.
Несколько слов о «Домашнем концерте», 1986. Я давно слышал о записи, сделанной в доме В.Паршукова,
когда в 1986 году к нему в гости приехали В.Ярушин, Л.Гуров и Б.Каплун. Даже посчастливилось услышать 2 песни, исполненные Львом Гуровым: Посвящение и Мама. Исполнение очень понравилось:
трогательное и очень искреннее. Давно мечтал иметь эту запись…
Помог случай. После того, как я выложил свой проект «Памяти Льва Гурова», мне в ЛС отписался человек, назвавшийся Антоном. Оказался большим поклонником «Ариэля», поблагодарил за проект.
Мы быстро сдружились. И Антон сообщил, что скачал где-то в сети несколько песен, напетых Гуровым
под гитару. Я попросил выслать эти песни, на что Антон любезно согласился. Песен оказалось 7.
Я сразу узнал Посвящение и Мама, которые слышал раньше. Понял, что это песни с той самой записи.
Собственно, после того, как у меня появились эти песни, и возникла мысль выпустить 4-й диск проекта
«Памяти Льва Гурова». Антон поддержал мою идею. За что ему большое спасибо.
В середине 80-х у Льва Гурова открылось «второе дыхание». Были написаны и спеты прекрасные песни,
как и раньше, солировал в знаменитом концерте «Ретро 1970-74», 1986…
Прекрасное исполнение в «Домашнем концерте» также подтверждает это.
В последний приезд в Челябинск мне удалось попасть на концерт группы «Ариэль» (под руководством
Р.Геппа), посвящённый памяти Льва Гурова. Там приобрёл диск «Вернёмся на озёра», 2010.
Диск очень понравился. Это то, чего я давно ждал от музыкантов «Ариэля»: прекрасные аранжировки,
современное звучание любимых нами старых песен ансамбля. Просто блеск.
Но больше всего порадовало то, что в 2-х песнях: Колдунье и Не звони - мы можем снова слышать любимый голос Льва Гурова. Во время записи этого альбома Лев Гуров уже был очень болен, не мог петь. И большая благодарность музыкантам «Ариэля» за то, что они нашли возможность сделать так,
чтобы мы смогли услышать эти прекрасные песни Льва Гурова в авторском исполнении.
Теперь мы знаем, что это последние записи артиста…
Потрековая раздача позволяет скачать даже один или несколько треков, если другие неинтересны.
При раздаче в image приходится качать всё. «Ненавязчивая» форма принуждения.
Хочется быть свободным в своём выборе. И дать такую возможность другим.
Долго колебался, прежде чем выложил этот релиз. Дело в том, что теперь я рискую потерять хорошего
друга и товарища. Многим, наверное, это непонятно. Но, не всё так просто. Вроде, делаешь что-то хорошее, пытаешься познакомить людей с неизвестными страницами творчества любимого артиста…
А в итоге – можно хорошего друга потерять… В виртуальном королевстве Rutracker всё по-настоящему…
Но видно такой уж я конченый идиот. Считаю, что информация д.б. доступна людям, творчество артистов – тоже. Хотя творят артисты прежде всего для себя, но что бы они были без нас, зрителей…
Да и талантом своим они не вправе распоряжаться по своему усмотрению: дан им от Бога…
Идея служения высшим идеалам – одна из самых достойных… Всё остаётся людям…
И ещё один аргумент. Уходит поколение людей, для которых эта музыка была частью их жизни.
Именно они являются самыми преданными поклонниками, именно им это наиболее интересно и важно.
Стоит ли лишать их (часто по меркантильным соображениям) удовольствия вернуться вместе с музыкой в годы своей молодости, снова ощутить себя молодыми?
Конечно, хочется верить, что музыка, которой мы жили, будет интересна и следующим поколениям…
Хотя мой сын слушает уже совсем другую музыку…
Есть о чём задуматься и музыкантам, по разным причинам придерживающих выход своих записей,
интересных слушателям, и потенциальным релизёрам, т.е. людям, располагающим интересной инф-цией,
но не спешашим поделиться этой инф-цией с другими…
Рукописи, конечно, не горят… Вот только могут обветшать и превратиться в труху со временем
(за ненадобностью…
Лев Гуров – единственный бессменный участник всех составов ансамбля «Ариэль», начиная с 1968 года.
И чем больше знакомлюсь с его творчеством, тем больше он привлекает меня не только как настоящий
артист, но просто, как человек. Человек мудрый и скромный, с тонкой, нежной и ранимой душой.
И бархатным, нежным голосом, которым пела его душа. Мне очень жаль, что мы не услышали современного звучания моей любимой песни «Скажи, ты счастлив с ней?» в его исполнении.
Мне кажется, что эту песню (городской романс конца 60-х, начала 70-х) мог спеть только он. Жаль…
Говорят, что был весел, прост в общении. Мог после распитой бутылки водки взять гитару и на полном
серьёзе спеть… И ещё: Лев Гуров не стыдился быть предельно искренним (послушайте трек 23 Мама).
Похоже, иначе не мог… Это черта настоящего артиста.
Я не был знаком с ним лично. Только раз говорил с ним пару минут по телефону в 2000 году по просьбе
Саши Коркина. Гуров искренне сожалел, что не может ничем помочь в решении того небольшого вопроса, и посоветовал, к кому можно обратиться (в очередной раз извинившись). Разговор оставил приятное воспоминание (как бывает после общения с воспитанным, культурным человеком).
А ещё раз встретил его на улице. Было это, где-то, во второй половине 70-х, когда музыканты «Ариэля»
стали очень известны. Для нас, челябинцев - они были просто небожителями, кумирами…
Был летний воскресный день. Город, как будто, вымер. Когда я проходил мимо Центрального гастронома (на площади Революции), оттуда вышел Лев Гуров вместе со своей женой Ниной.
Оба были одеты в голубые джинсовые костюмы (в то время – мечта многих). Похоже, им было хорошо
в этот момент. Действительно, настоящие небожители…
Я, наверное, ещё долго шёл с отпавшей челюстью (или, раскрыв рот?)…
Светлое и радостное воспоминание…
И запомнились 2 концерта. Один – в Машгородке (г.Миасс, Челяб.обл.), где я провёл 3 незабываемых
(и очень насыщенных) года моей жизни (работал после института). Было это году в 76 или 77 (точнее не
помню). «Ариэль» начал уже выезжать на гастроли за рубеж. Привозили много песен оттуда. Вкус (при
выборе песен) у них всегда был отменный. Были и популярные песни с ещё более далёкого Запада (помню, мне понравилась песня из репертуара семейства Osmonds). И, конечно, собственные песни
ансамбля. Особенно запомнил «Тот день» и «Ноченьку», напетую В.Ярушиным под «хромку» (маленькая
гармошка). «Ноченьку» потом я недели 2 напевал… Зал принимал «Ариэль» на «УРА!». Положительные
эмоции (уверен) доходили до соседних Галактик… Это, действительно, был «звёздный час» «Ариэля»…
Кстати, звукорежиссёром этого концерта была Нина Гурова.
Очень хочется услышать запись этого концерта. Снова вернуться в то счастливое время…
Ребята! Может у кого-то сохранилась эта запись? На любом носителе, в любом качестве… Не важно!
Выкладывайте. Думаю, это будет интересно не только мне. Или пишите в ЛС. Что-нибудь придумаем…
И ещё помню одно из первых выступлений ансамбля с рок-оперой «Сказание о Емельяне Пугачёве»,
которое состоялось в нашем оперном театре. Сидел, почему-то, в первой (слева от сцены) ложе.
Звук лучше слушать из центра партера (хотя в нашем оперном театре до сих пор прекрасная акустика (всё
обито бархатом), даже в амфитеатре прекрасно слышно перемещение певца в глубь сцены).
Зато из ложи сцена была, как на ладони. Удобно было наблюдать за действием.
Вот и всё, что могу вспомнить. К сожалению, не довелось побывать на ранних выступлениях «Ариэля».
А начинали они, как и большинство, играя на танцах. Вот бы посмотреть видео с такого выступления…
А может я и не конченый идиот, что до сих пор верю в разные чудеса…
По крайней мере, делаю, что в моих силах, чтобы для кого-то мечты исполнились…
Наверное, можно вспомнить ещё один эпизод, связанный с «Ариэлем».
Было это в 83 или 84 году. Не помню. Мой товарищ Валера Басманов решил последовать примеру нашего старшего товарища Валеры Кулакова, который в начале 80-х в своих Набережных Челнах сделал
много качественных концертных записей, подключая свой AKAI к реж.пульту. Валера Б. решил записать
один из концертов «Ариэля», которые проходили в это время во дворце спорта «Юность». Он заранее
договорился со звукорежиссёром «Ариэля», чтобы подключиться к реж.пульту. Я одолжил Валере свой
AKAI GX-210D, достаточно компактный, хоть и тяжёленький.
Не помню, был ли я на этом концерте. Но Валера сделал мне копию со своей записи. Запись была достаточно качественной, но неинтересной для меня по содержанию (исполнялась сюита «Утро планеты» и ещё ряд песен из репертуара «Ариэля» того времени (помню только «Бабу-Ягу»).
В то время у меня уже был винил с сюитой «Утро планеты», поэтому несколько позже я зачем-то размагнитил эту плёнку. О чём сейчас, конечно, жалею.
Только с годами, послушав и посмотрев многие концертные выступления различных музыкантов, понял,
что, несмотря на обычно невысокое качество звука, эти записи несут много полезной информации.
Но в молодости я этого не понимал. Каюсь. Кто живёт, не делая ошибок?
Можно ещё пофантазировать: было бы здорово, если бы оба Валеры выложили бы свои записи.
Думаю, многим это было бы интересно. Но связь с ними потерял в середине 80-х.
Думаю, многим поклонникам «Ариэля» хотелось бы, чтобы как можно больше старых песен ансамбля
обрели вторую жизнь. Были напеты по-новому, обретя современное звучание.
Многое уже сделано и Валерием Ярушиным, и группой «Ариэль» (под руководством Р.Геппа).
За что им огромная благодарность.
Но ещё многие замечательные песни ждут своей очереди. Это вовсе не значит, что оригинальные,
старые версии песен (как правило, плохо записанные) будут забыты. Конечно, нет.
Недавно услышал новую версию Колдуньи из нового альбома В.Ярушина.
Я счастлив, что теперь есть 3 равноценных варианта этой замечательной песни.
Они, конечно, разные. Но каждый мне очень дорог.
Очень хочется, чтобы музыканты продолжили эту очень важную работу.
Работу по сохранению песенного фонда ансамбля «Ариэль».
Думаю, именно этого ждут в первую очередь поклонники ансамбля.
И ещё одно. Очень хочется, чтобы кто-нибудь напел хотя бы лучшие песни из репертуара «Ариэля» 1968
года: Весна пришла; Ещё раз про любовь; Против войны, против беды…
Лев Гуров был последним действующим музыкантом того первого состава…
Может быть, кто-нибудь из ныне действующих музыкантов сделает пару песен в память о тех молодых
ребятах, о том далёком, но близком нашим сердцам времени? Хочется верить…
1. Памяти Льва Гурова (1968-2002), 3СД, lossless
2. Памяти Льва Гурова (1968-2002), 3СД, mp3
3. Памяти Льва Гурова 4-й диск (1978-2010), lossless
4. Памяти Льва Гурова 4-й диск (1978-2010), mp3
5. Ариэль (первый состав): Концерт в мединституте, 1968, lossless
6. Ариэль (первый состав): Концерт в мединституте, 1968, mp3
7. Ариэль: Концерт в мединституте, 1968, (раб.оцифровки 2496)
8. Ариэль: Шумел камыш, 2014 (LP), lossless
9. Ариэль: Вернёмся на озёра, 2011, lossless
Давно в планах большие релизы под названием: Ариэль - концертные записи. Но руки пока не доходят...
Так много задумано всякого. А сил уже мало. Вот и плетусь черепашьими шажками. C'est La Vie...
Доп. информация:
М.б. кому-то будет интересно познакомиться с концертной записью первого состава Ариэль 1968 года...
а также почитать о первых годах становления ансамбля (1966-71):
Продолжение истории становления ансамбля в период 1972-76 можно почитать в
А ниже можно познакомиться с историей окончательно сформированного "Золотого" состава ансамбля Ариэль (1977-89), где я продолжаю знакомить с главами из книги В.Ярушина "Судьба по имени Ариэль", 2005
Весной вернулся «воин — Каплун», прямо на маршрут, в Запорожье. Пришлось возвращать старые партии. Весенние украинские гастроли 77-го явились самыми продолжительными за всю нашу историю — два с половиной месяца без выходных дней (!) и плодотворными — 155 концертов! В Херсоне повстречали бориного институтского друга — скрипача Шуру Коротецкого. Вместе со своей женой Натальей они, прямо на гастролях, влились в наш коллектив в качестве звукорежиссера и костюмера. А чуть позже «притащили» за собой и ведущего Володю Царькова. Вообще, похоже, почти все жены музыкантов тогда поработали костюмерами, на мизерную зарплату никто не шел, а поездить за счет государства были «не прочь»! Только в 80-х годах мы взяли профессионалов — очаровательных близняшек Иришку и Маришку Медведевых, которые прямо на гастролях набрасывали эскизы и «обшивали» нас.
Самые «хлебосольные» гастроли семидесятых — это, безусловно, Молдавия! Ежегодный фестиваль «Мерцишор»; его винные «улеты» до и после концертов не знали границ!
Передо мной — номер газеты «Московский комсомолец» за 77-й год и хит-парад «Звуковая дорожка». Практически во всех изданиях того времени расклад ведущей десятки был таким. (Справа — количество голосов при голосовании.)
1. «Песняры» 1189
2. «Ариэль» 428
3. «Веселые ребята» 291
4. «Лейся, песня» 288
1. «Песняры» 1189
2. «Ариэль» 428
3. «Веселые ребята» 291
4. «Лейся, песня» 288
5. «Синяя птица» 281
6. «Пламя» 204
7. Группа Стаса Намина 158
8. «Оризонт» 122
9. «Модо» (с Р. Паулсом) 105
10. «Самоцветы» 102
К этому времени мне не давала покоя музыка «Таркус» Эмерсона. И вот однажды я заявил друзьям: мол, расшибусь в лепешку, а «слижу» с магнитофона эту сложную, но безумно интересную композицию! И ведь смог! Ровно месяц списывал, по слуху, с грязной записи все ноты. Партии для музыкантов напоминали роман-газету, а Борину барабанную так называемую «портянку» я склеил из восьми двойных листов! Во время репетиции она располагалась у Бори на трех пюпитрах! Мой энтузиазм передался всем, и артисты добросовестно учили написанное. Смешно вспоминать, но от проклятой российской бедности пришлось изощряться. У нас не было органа «Хаммонд», а мне так хотелось добиться стучащего тембра! Но — голь на выдумку хитра — пришлось смешивать два звуковых сигнала шариковского «Вельт-майстера» и гепповского рояля, а самим музыкантам синхронно играть некоторые соло...
Эта композиция явилась «звездным часом» для Сергея Шарикова. Корреспондентка «Комсомольской правды» Ольга Опрятная так и назвала свою рецензию: «А мне понравился Сергей Шариков!» После того концерта в Театре эстрады ко мне подошли несколько музыкантов с одним вопросом: «Где я раздобыл партитуру?» Когда ответил, что это я сам списал, посыпались предложения купить ее у меня за валюту! Сначала отказался, потом пожалел — у меня ее выкрали. Есть подозрение, что не без участия наших монтировщиков.
Конечно, работа над «Таркусом» не прошла бесследно. В следующих собственных композициях не только у меня, а и у Геппа, Шарикова, усложнился музыкальный язык. Нас зауважали серьезные джазовые музыканты. К этой двадцатиминутной вещи мы добавили несколько мировых хитов групп «Queen», «Deep Purple», «Led Zeppelin», «10cc» и, конечно, «The Beatles», и получился «экскурс» в мир западной музыки, за что нас когда-то хвалил «Голос Америки». Конечно, поначалу пришлось туго с литованием программы. Но, имея огромный авторитет и пребывая в удалении от Москвы (самое главное!), это уже было несложно. На обсуждении я объявил худсовету нашей филармонии, что все, что западное — это песни протеста! И ведь «пролезло»!
Надо ли говорить, что гастроли в Прибалтике мы ожидали с трепетом. За второе, западное, отделение не беспокоились, это было модно и здорово! Поймут ли первое — «Русские картинки», фольклор, неординарную музыку?
Первые же концерты сняли все опасения. Эстония прошла на аншлагах, причем русские народные песни нигде так здорово не принимали, как в этой республике, прямо парадокс какой-то! Но мы сразу почувствовали — это уже Европа! Латвия показалась нам родней Челябинска! И не только потому, что мы ее лауреаты.
Ночью 10 апреля возвращаемся с выездного концерта в гостиницу Юрмалы. Колтунов, как обычно, берет у администрации ключи и какую-то бумагу. Прочитав ее, говорит: «Через пять минут быстро ко мне в номер!» Предвидя очередную дозу спиртного, тащу свой стакан. Подождав, пока все соберутся, Володя вдруг заорал на всю гостиницу: «Валерка-а-а, ты — пап- ка-а-а-а-а!» Куча поцелуев и мои мятые ребра означали, что в Челябинске у меня родился Олег! Изучаем телеграмму: 3300 г, 53 см — неплохие цифры. Но где-то в глубине моей души растерянность — ждал девочку... Но ведь — наследник!!!
По традиции, надо же «замахнуть»! Магазины в те времена закрывались в лучшем случае в 23 часа, а сейчас — полвторого ночи! И тут все вспомнили, что каждый взял домой по бутылочке знаменитого рижского бальзама.
Все благородно выставили напиток, который мы начали пить стаканами, как водку. Дальше описывать события не стоит... Под утро горничные явились невольными свидетелями умиленной сцены: сидя на ступеньках лестницы, наш Ростислав, любитель всякой домашней скотины, нежно гладил маленького котеночка и что-то ему долго объяснял...
В Литве пришлось поволноваться: в день гастролей в знаменитом каунасском «Спортхалле» продано лишь ползала. Но нас успокоили, мол, публика раскупает билеты в день концерта. Смотрим — без пяти минут: полный зал! Выступление шло под шум и свист трибун, видимо, баскетбол приучил народ только так выражать эмоции. Особенно шумно было на диппепловской «Child in Time», где Боря верхами почти слился со свистом.
В Черновцы ехали, как к Софочке Ротару домой. Но она к этому времени уже обзавелась квартирой в Крыму. И все равно мы ее увидели в зале. Она сидела на балконе и, впившись глазами, (мы догадывались в кого) внимательно слушала концерт. Мимо нее и Бори, видимо, пронеслась какая-то мимолетная симпатия, но не больше. Мы знали, что Софочка была однолюбкой и очень любила своего мужа, трубача из «Червоной руты» Толю Евдокименко.
В Одессу ехали более уверенно, хотя боялись тухлых помидоров. Концерт на Дерибасовской начался как-то напряженно, русские песни шли на вежливых хлопках. «Раскочегарилась» публика только на «Отдавали молоду». Чувствуем, что Одесса ждет «запад». И вот — «Таркус», шум, гам, последние аккорды. Боря, весь в поту, с такой силой ударяет по хету, что указательный палец правой руки попадает на тарелки и прорезает его до кости... Несмотря на кровь, сочащуюся из раны, Каплун выходит к рампе, и Одесса видит его «кровавый» поклон!
Армянские гастроли были не менее шумными. Хоть мы ни разу не были в Ереване, ажиотаж чувствовался во всем, особенно при встрече, размещении в гостинице, просто в слухах. Поэтому сломанную дверь в государственной филармонии перед концертом мы восприняли, как должное... Такой темпераментной публики у нас еще не было! Зал ходил ходуном! Провожая нас, естественно, армянским коньяком, ереванцы любовно переиначили название нашей группы, как «Ара-эль!», вроде как «ара» — друг... Но тост, который подарил мне один из хозяев, я и сейчас выдаю, как привет с Кавказа. Он — простой и гениальный по сути. «Давайте выпьем, — сказал друг, — за музыкантов, как за “нацию”! Неважно, кто ты по паспорту — грузин, армянин, русский, главное — музыкант. Мы же понимаем друг друга с полуслова, ведь у нас свой язык». Как говорится, ни убавить, ни добавить.
Осень 1977-го как-то особенно врезалась в память.
Лужники. Дворец спорта. Как всегда, в связке Хазанов — «Ариэль». После концерта подошел Валера Яшкин — музыкант «Песняров». Рассказал, что он теперь — москвич, закончил ГИТИС, стал режиссером. Отвел в сторонку и говорит: «Отнесись к моему предложению серьезно и не руби с плеча! — И продолжил почти шепотом: — Тебе пора писать оперу!» — Я остолбенел. — «Так нас же шестеро. Как же мы сможем?» — «Сможете! — Яшкин прямо-таки напирал! — Слышал у “Песняров” “Долю”?»
Да, эту поэму я не только слышал, но и видел. Кстати, Яшкин ее и поставил. Очень классно и профессионально, но перед глазами стояла и знаменитая опера «Орфей и Эвридика» «Поющих гитар», где задействовано человек сорок! «В том-то и дело, что мы покажем другой подход, — Яшкин уже объяснял дальше. — Где там сами “Поющие”? Их — нет! Они растворились в опере, а мы с тобой вытащим на сцену только шесть ариэлевцев, которые и покажут действо! Причем, мы не будем делать классическую постановку, такую осуществит любой провинциальный театр лучше нас, но у нас есть свое мощное средство — фолк-рок, новый музыкальный современный язык, и здесь мы — первооткрыватели. Тем более что речь идет о гениальной поэме Сергея Есенина “Пугачев”».
Насколько себя знаю, я часто «вспыхивал» от какой-нибудь фантастической идеи и так же быстро остывал, но в тот день Яшкин меня просто убедил, и я ему поверил безоговорочно! Осталось за малым — увлечь этим своих коллег, но это оказалось очень трудно. Видимо, с этого момента начались наши творческие разногласия, некоторые встретили это предложение в штыки. Практически никто не верил в успех, даже Боря был «нейтрален». Но в то время от меня исходил такой энтузиазм, что все смирились...
Чем глубже вчитывался в поэму, тем больше ощущал какую-то, если хотите, беспомощность перед потрясающим есенинским стихом. Важно было не перегрузить литературу «мудреной» музыкой. И здесь Яшкин нашел прекрасный ход — сделать русскую народную песню «Не шуми ты, мати, зеленая дубравушка» лейтмотивом оперы. Она и явилась ключом ко всем ярким ариям персонажей! Несколько месяцев я не мог приступить к написанию музыки — все обдумывал, писал на бумажных клочках неожиданно возникающие темы. Валера звонил из Москвы, орал в телефонную трубку: «Приступай, время не ждет!» И вот, поставив последнюю точку, отметил про себя: опера рождалась ровно девять месяцев!
В.Ярушин, 1978
12 января я торжественно объявил Яшкину, что музыка готова. Теперь нужно было все это поставить на сцене. Директор Челябинской филармонии, тогда это был Петр Владимирович Свиридов, как-то быстро нашел общий язык с Валерой, и работа закипела! В мастерской местного оперного театра сшили костюмы, «отлили» колокол из... папье-маше, купили пару слайдпроекторов. Они высвечивали на двух экранах образы Екатерины Вольтера. И при этом крутилась единственная фонограмма их беседы, записанная профессиональными актерами под менуэт, сочиненный мной. Все остальные образы пели и играли вживую! Из более двадцати действующих лиц Яшкин выбрал шесть главных и сделал под нас либретто. Емельяна Пугачева сразу замыслили на Гурова. Правда, его ласковый тембр поначалу воспринимался не очень убедительно, но сама фактура, его «масса» убедила. Образ сторожа очень подошел Каплуну. Я взял себе скромную роль Кирпичникова. А вот для Стаса наступал звездный час. Может, это заслуга Яшкина, может, так совпало, но «львиные рыки» Геппа удачно складывались в образе Хлопуши. Так или иначе, роль мятежника у Стаса получилась едва ли не самой яркой в опере!
Конечно, театралы сразу проведут аналогию с таганковской постановкой Любимова, который, кстати, единственный, кто поставил драму на сложнейший язык Есенина. И будут потом, естественно, приводить в пример Высоцкого — Хлопушу. Но никакого прямого заимствования из той постановки не обнаружат! Спустя годы я удивился: этот знаменитый монолог решен в чистейшем «рэпе», которого тогда и знать не знал... Классические соперники тоже недовольно фыркали, мол, негоже грязными эстрадными руками прикасаться к чистому жанру — опере. Забегая вперед, скажу, что именно поэтому ни одна из трех моих крупных форм не была записана на пластинку.
И все-таки наша с Яшкиным «авантюра» удалась! Премьера состоялась восьмого мая 1978 года в челябинском ДК «Автомобилист». Конечно, все еще было сыро и, как всякое произведение, должно было пройти «обкатку». Физически опера выматывала на износ. После нее, переодевшись, мы «ваяли» другие образы, даже «ломали комедию» в простых концертных номерах. Словом, у нас был полноценный театр со сменой декораций и образов! А монтировщикам впору было давать молоко за вредность, потому что ставить и убирать декорации нужно было в кратчайшие сроки! Иногда доставались площадки без кулис. Некоторые постановки шли только на фоне веревки с колоколом. И, тем не менее, благодарная публика воспринимала наше выступление очень солидно, иногда стоя, как в театрах! Были случаи, когда некоторые дамы признавались, что в зале плакали, когда Пугачев погибал...
Леве приходилось снимать очки, и работал он хорошо, я бы даже сказал, честно. Особенно «на ура» принималась фольклорная песня «Ой да не вечер», которую Яшкин использовал как вставной номер. Но по всем параметрам, имея хоры, действо, антураж, это была все-таки классическая опера, сыгранная современными музыкальными инструментами. Все это мне следовало доказать в столице, и случай представился в декабре.
В это время мы с администратором, питерцем Юрой Белишкиным, решили идти напролом, назначив просмотр оперы днем на маленькой сцене столичного клуба МГУ на ул. Герцена. Причем, памятуя о том, что нам везет с числом 13, сделали это 13 декабря, в 13 часов. Расписывая приглашения, приготовили 13 ряд, 13 место для... Пугачевой. Почему-то мне это показалось символичным: Пугачева должна сидеть на «Пугачеве» под чертовой дюжиной! На наше счастье она приняла приглашение! Ее мы усадили с Никитой Богословским. Вообще, в течение двух недель мы распространяли открытки в разные организации: Союзконцерт, Госконцерт, известным композиторам. Журналист Юра Филинов тогда признался, что впервые видит такой «бомонд» в одном месте. Яшкин «обставил» места по краям своими студентами, и началось! Такого шикарного приема на моем веку еще не было! Зал «взрывался» после каждой картины!
Мокрый, счастливый, я зашел в гримерку, нашел в себе силы сказать одну лишь фразу: «Спасибо, мужики!», сел на стул и уставился на дверь: кто же первый войдет? Первым вбежал... Саша Журбин — автор «Орфея и Эвридики»: «Чуваки, молодцы! Шел и думал: как же это они вшестером... оперу?.. Но это было здорово!» Я уже готов был принимать очередные поздравления, как вдруг... В комнату зашел Богословский. Еще до начала спектакля меня смутило его поведение. Холодно поздоровавшись и бросив плащ, он сразу ушел в зал. На него это было не похоже... После премьеры буркнул: «Позвони мне, потом поговорим...» — и исчез! Пришла Алла, скромно поблагодарила, сказала, что аппаратура ужасная, зал громкий, а так... здорово! Юра тут же подсуетился и подсунул ей нашу «красную книгу». Это было его «изобретение». В нее он намеревался собирать мнения известных артистов о нас. И вот он, автограф Пугачевой, дословно: «Не знаю, кто вас может осуждать или обсуждать на нашей нищей советской эстраде!» И фирменная роспись: сердечко с падающими каплями крови...
После оглушительной премьеры мы с Яшкиным особенно ликовать не спешили... В памяти странное поведение Никиты Владимировича. Свежие новости нас еще больше напугали: Богословский начал писать разгромную статью о рок-операх и нашей, в частности! Такого мы даже не могли предположить в принципе! Потом, на студии «Мелодия», узнаем подробности. Оказывается, незадолго до нашей премьеры состоялся худсовет по поводу принятия музыкального материала рок-оперы «Алые паруса» на музыку сына Богословского — Андрея для пластинки-гиганта. Несмотря на безупречный авторитет Никиты, материал не приняли! Ни одна из рок-опер тогда не была издана, и «Емельян» попал под те же «ножницы»! Видимо, в отместку Богословский решил «разделаться» с подобными явлениями со скандалом. С большим трудом Яшкину удалось убедить хотя бы не печатать статью в одном из журналов...
Между тем успех у нашей оперы был огромен. Множество статей в разных городах утверждало, что это и модно, и гражданственно, и просто талантливо! Я аккуратно считал количество сыгранных спектаклей. За полтора года их набралось 274! Как-то невзначай сложил три эти цифры, и опять получилось... 13...
Во время ленинградского выступления случилась беда. Гепп — Хлопуша так рьяно выскочил из-за кулис и стукнул кулаком по колонне колокольни, что толстая деревянная балка, скрепляющая четырехметровую декорацию, упала ему прямо на голову. Зал ахнул. Первую строчку Стас, естественно, пропустил, но, мужественно стерпев боль, продолжал свою роль, держась за голову... К середине арии его рука была в крови. Допев, вернее, уже докричав монолог до конца, он быстро убежал за кулисы, где, к счастью, все это заметили и быстро приготовили перекись водорода. Пока шел следующий хор, вызвали «скорую», но она уже не понадобилась, Гепп допел благополучно до перерыва.
В антракте врачи хотели забинтовать ему голову, но кто-то пошутил, что тогда придется петь песню «О Щорсе», герое гражданской войны, и не стали этого делать...
В процессе работы над оперой нас смущал один момент. В своем монологе Пугачев, обращаясь к сторожу, рассуждал о Екатерине: «Разве это когда прощается, чтоб с престола какая-то б...дь протягивала солдат, как пальцы, непокорную чернь умерщвлять!..» Яшкин настаивал на обязательном произнесении не полностью написанного слова. Но в это время казаки наводили шум и выкрикивали хором: «Эть!», и публика все угадывала...
Худсовет смирился, и мы безбоязненно так и повторяли сценку. Но однажды после первого спектакля в Алма-Ате меня пригласили в министерство культуры Казахстана и прозрачно намекнули, что, дескать, сие произведение негоже показывать у них в республике. Признаться, сразу вспомнил эти «непутевые» строчки и тут же начал извиняться и уверять, что можем вообще не петь этих слов. Но когда узнал, что не эти стихи были тому виной, я, ошалевший, замолчал. Оказывается, в «Скоморошине» казаки пели такие слова: «Эй ты, люд, честной да веселый, забубенная трын- трава! Подружилась с твоими селами скуломордая татарва!» — «Вот это, — сказало казахстанское начальство, — для нас звучит оскорбительно! Так как у нас первый секретарь Казахстана товарищ Кунаев — татарин!» Бесполезно было возражать, оперу пришлось снять и заменить на обычный концерт.
Я думаю, со мной согласятся актеры всех театров, что во время любых спектаклей случаются анекдотичные ситуации, чем и богата наша жизнь. Наша не исключение.
Декорации в спектакле стояли так хитро, что, казалось, сзади можно было пройти, не «засветившись» перед зрителями. Между тем, в середине был пробел, в который постоянно выскакивали действующие лица. Однажды во время спектакля мы не усмотрели, как мальчик Петя в белой рубашке с пионерским галстуком промаршировал на виду у обомлевшей публики! Кто-то посмеялся, но режиссеры — народ утонченный, и один из них принял это за чистую монету, заметил у меня новаторство в виде связи времен!
В другом случае «связь времен» наблюдалась под другим углом.
Работник местного ДК, электрик дядя Вася редко бывал трезвым. Всю оперу светили наши ребята, поэтому он слонялся за кулисами без дела. А там, у портьеры, притаился наш ведущий Володя Царьков. Его роль за сценой — подавать звук колокола. Где-то на свалке наши рабочие нашли кусок рельса, привязали к нему веревку, которая крепилась к деревянной чурке. «Железяка», таким образом, болталась между спинками стульев. Большим молотком из нашего реквизита Володя извлекал из рельса звук, похожий на колокольный, дождавшись, когда какой-нибудь герой начнет дубасить канатом по тряпичному колоколу. Получалось настолько натурально, что публика даже обманывалась: «Как вы такую махину возите?» Вот и сейчас Володя приготовился работать. Окинул взглядом рабочее место — все на месте, до первого удара можно и покурить.
Мимо кулис шел дядя Вася. Он, видимо, преследовал ту же цель. «Странно, а что здесь делает мой молоток?» — подумал он, взял инструмент и удалился. И вот она — первая ария Пугачева, после которой ему нужно будить хутор. Он подходил к веревке... Царьков привычным жестом опустил руку
на то место, где должен лежать молоток, и похолодел... Пугачев неумолимо приближался к колоколу! Вокруг Володи не было ни одного предмета, чем можно было стукнуть. Сунул руку в карман — расческа! Лучше, чем ничего — не головой же! В это время Емельян в ярости метал веревку! В полном отчаянье Царьков не придумал ничего лучше, как с размаху лупить пластмассовой пластинкой по рельсу! Увидев это, Гуров — Пугачев тут же прыснул со смеху, но, спохватившись, сделал вид, что рыдает, упал на колени и на корячках уполз за кулисы, где долго не мог прийти в себя от хохота...
В зале эти звуки ударами колокола можно было назвать с большой натяжкой. Звукорежиссер Шура Коротецкий потом скажет: «Я подумал, что наш ведущий с дядей Васей там киряют, потому как на весь зал раздавался звон стаканов!» Наши монтировщики дядю Васю чуть не убили! Тут же заставили срочно вернуть молоток на место и извиниться. Но бедному электрику в тот вечер опять не повезло... Понес он злополучный молоток за сцену. Однако, увидев, что стоит в кулисе, напротив, стал тихонько, крадучись, идти навстречу своей «смерти»! А в противоположной кулисе рабочие с Царьковым махали ему руками, как подстреленные лебеди, зачем-то крутя пальцами у виска и показывая кулаки... Так, на полусогнутых, со словами: «Я тихо-о-о-онечко...» дядя Вася стал неформальным персонажем нашего спектакля, появившемся в том пробеле. Публика долго «переваривала» танец гопака вприсядку с молотком в исполнении старичка. После всего этого мы с трудом доиграли оперу...
Практически во всех городах Советского Союза опера шла, что называется, «на стон»! Но, доехав до Хабаровска, мы споткнулись...
Позвонили из Челябинской филармонии и сообщили, что я еду в гости к Аркадию Раскину, моему соавтору по «Русским картинкам». Он только что заступил худруком в местном ТЮЗе. После тёплой встречи Аркадий вдруг поведал, что исполнение оперы здесь под вопросом. «Что за чушь, — говорю. — Это же не Казахстан!» Но местный крайком партии в мягкой ненавязчивой форме дал понять, что у нас масса прекрасных песен и вроде как публика ждет именно их, а не «Емельяна». Лезть на рожон не хотелось. Но Раскин предложил авантюру. Мол, местная интеллигенция страсть как хочет услышать «Пугачёва», и уговорил нас после кассового концерта прийти к нему в театр и под покровом ночи все-таки «сбацать» оперу. Это было приятной неожиданностью от своих коллег. Пока шла концертная программа, наши рабочие притащили декорации в ТЮЗ, как могли, разместили их, хотя было безумно тесно. И опера началась где-то полдвенадцатого ночи! Перед началом все время маячил какой-то чиновник, видимо, припугивая местных за своеволие. Но это была «моська». «Слон» — спектакль прошел на ура!
В 1978-м судьба нам готовила большой сюрприз. Но он не состоялся. Ах, как могло все повернуться!
Еще весной мы получили фантастическое предложение участвовать в летних съемках советско-американского художественного музыкального фильма «Карнавал». К нам на гастроли в Горький прилетал замдиректора картины. От него мы узнали, что на Дворцовой площади в Ленинграде в ночь с 4-го на 5 июля состоится хроникальная запись концерта известных групп и исполнителей. С американской стороны это — Джоан Баэз, «Бич Бойз», «Сантана», с нашей — «Песняры», «Ариэль», Пугачева (!). Музыку к фильму должен был писать Пол Маккартни, но у него родилась дочь, и он отказался... Тем не менее было отчего закружиться голове... Но, видимо, этому не суждено было сбыться в принципе. Москва, очухавшись, срочно дала отбой. Мотивы политические: сама дата — четвертое июля — День независимости США, и место — священная Дворцовая площадь. Казалось, сценарий был написан специально для нашей советской цензуры, а именно: герой, русский эмигрант, снова попадает в Россию, опять влюбляется в свою Родину, услышав русские, белорусские песни, и принимает решение остаться в Ленинграде!.. Но Москва категорична: нет! Скрепя сердце сдавал авиабилеты...
Однако, невзирая на запрет, масса поклонников со всего СССР стекалась в июле в Питер. Палатки, костры — все это было!.. Мой друг Феликс Харитонов оказался свидетелем той ночи. Было такое впечатление, что никто ничего не отменял — толпищи народа! Недовольные стали жечь номера газеты «Ленинградская правда», делать факелы и увлекать за собой толпу на Невский. Затем провокационный голос из масс: «Они едут!» — и демонстрация ринулась опять на площадь! А там уже — пожарные с брандспойтами и милиция... В общем, подавили это «восстание», а в прессе, как всегда, молчок!
Дальнейшая история ансамбля проиллюстрирована фотографиями из той же книги...
Иначе бы пришлось сканировать пол-книги. Да и основные творческие успехи уже были сделаны ансамблем к этому времени...
Куба, 1979
Юбил.концерт в д/с "Юность" "Нам 10 лет", 1980
С новым директором Игорем Бурко, 1981
Новые бархатные костюмы, 1981
На фестивале политпесни в Берлине, 1981
Финал передачи Шире круг, 1981
Таллин, 1981
Гастроли в ФРГ, 1981
С Аллой Шпетнагель, 1981
Утро планеты, 1982
Ариэлевцы с жёнами, 1982
Прага, 1982
Концерт для тромбона с оркестром, 1982
День города, 1983
Дворец спорта Юность, 1984
С украинцами Коротецким и Царьковым, 1984
Ариэль, 1985
Франция, 1985
На репетиции За землю русскую, 1985
За землю русскую, 1985
Испания, 1986
Баба Яга 3, 1987
Кипр, 1988
Нижневартовск, 1988
Харьков, 1989
Последний концерт Золотого состава Ариэль, 1989
ЛЕВ ГУРОВ
Это, пожалуй, самая знаковая фигура в истории ансамбля. Являясь солистом еще безымянной группы, репетировавшей в облбольнице, тянул на себя все «одеяло».
Он, собственно, и был стержнем, играя на ритм-гитаре, между прочим, для студента-медика вполне прилично. Его первые фанаты сразу влюбились в его тембр голоса, звонко-кошачий! Конечно, все музыканты того периода «передирали» самое передовое у «Битлз», начиная с причесок и костюмов и кончая песнями в стиле Леннона — Маккартни. Не был исключением и Левин ансамбль. Организатор группы, студент ЧПИ Валерий Паршуков сделал очень умный ход. Взяв за основу музыку великой четверки, вместе со своими коллегами писал простенькие лирические тексты о любви, битловские шлягеры на русском языке становились суперхитами, и молодежь с упоением воспринимала их. Потом появились авторские песни, очень похожие на английские. Поэтому моей задачей на первых порах было не наломать дров, влившись, в общем-то, в новый ансамбль, так как мы с Каплуном со своим классическим образованием поначалу шли вразрез с самоучками. Лёва держал планку в «золотом составе» года два. Потом время заставило менять образы и он перестал быть лидером. Но его стержневой вокал помог мне в создании единых голосовых ансамблей между ним, мной и Каплуном. Было очень полезно как бы пародировать Гурова, и мы с Борей это делали. У Каплуна во время звучания пропадало ненужное «блеяние», а мой металлический тембр притухал. Это было достигнуто большим трудом.
В 1971 году Лев написал, пожалуй, самую лучшую свою песню «Тишина». Помню, принес он мне ее на репетицию. Три куплета, даже без припева. Вначале она мне показалась примитивной. Но Лёва разрешил делать с ней все, что угодно. Так, в середине появился величественный орган под марш, вместо припева — красивое вокальное трезвучие, и, засверкав, песня приобрела значение целой композиции! Несомненной Лёвиной удачей был «Пугачев». Мне часто приходилось слышать упреки меломанов, что, мол, он не тянет на вождя — больно голос ласковый! А потом, полистав историю, выяснил, что Пугачев и не был шибко «амбальным» да и пел тенором...
Наши стычки с ним замыкались на одном: нельзя пить до и во время концерта, отчего он на меня часто «бычился»... Да и поддержал он Стаса во время «путча» во имя будущей свободы поведения в быту... Это мое твердое убеждение! Шли годы, и нещадная эксплуатация филармонией и возлияния с поклонниками, к сожалению, отрицательно сказались на его связках. Мне и Каплуну приходилось буквально помогать ему во время сольных песен на «верхах». В дебатах правом решающего голоса он, в момент распада, уже не обладал, поэтому остался в составе, как некий флагман, «титул» этот Лев, безусловно, заслужил!
СЕРГЕЙ АНТОНОВ
Музыкант, сотканный из противоречий. Когда этот 15-летний пацан появился у нас в коллективе, я думал, он не приживется. Потому что уже в эти годы слыл аморальной личностью. Глушил «шмурдяки», был несусветным бабником. В гостиницах у него частенько сидело по две «русалки»... А курил он так много, что его пальцы были постоянно желтыми от сигарет. Я уже подыскивал новую кандидатуру, как вдруг все стало меняться. Или он враз повзрослел, или стал фанатичней относиться к инструменту, только нагружать я его стал порядком, и он уткнулся в ноты... Как и Лева, он не знал музыкальной грамоты, и мне приходилось сначала самому на гитаре «пошкрябать», потом показать ему, потом сесть за рояль, и по слуху, постепенно Сережа впитывал свою партию. Потеря предыдущего соло-гитариста Валеры Слепухина, конечно, была ощутимой. А Антонов, к сожалению, на хорошую импровизацию не тянул. Это-то и подхлестнуло молодого музыканта. Сережа чуть ли не спал с гитарой — с утра до вечера «шпилял» гаммы. Поворотным моментом в его жизни явился несчастный случай, который произошел в его призывном возрасте. Однажды, возвращаясь поздно вечером из ресторана «Турист», находящегося в лесопарковой зоне, был избит какими-то подонками. Потом выяснилось, что они обознались. Антонов попал в больницу с сотрясением мозга. Нет худа без добра — Серегу не взяли в армию, и тут началось нечто странное! Антонов завязал с куревом, алкоголем и женщинами, поправившись при этом на 20 килограммов. Влюбился в свою будущую жену и стал таким примерным, что у меня аж скулы сводило...
Первая «патология» — увлечение фотографией. Купив за 700 рублей профессиональный аппарат «Киев-6С», стал снимать не только родившееся дитя, жену, но и насекомых... Как заправский ботаник, с сачком гонялся за бабочками, заспиртовывал их, садил на цветок, приклеив «Моментом», чтоб не «дрыгались», и фотографировал... Потом делал гигантские фотографии. Через год все это он забросил и заболел новой болезнью. Приобретя усадьбу в Непряхино, решил обзавестись станками: по металлу и дереву. Жена взмолилась! Если фото она еще терпела, то складирование заводского оборудования в квартире — это уж слишком! Вспоминаю, как в Горьком пришлось заплатить громадный штраф за порчу гостиничного номера. Горничной пришлось вызывать врача — ей стало плохо, когда, открыв своим ключом Серегины апартаменты, вместо паласа обнаружила толстый слой деревянной стружки, куда упала, растянувшись во весь рост! Оказывается, решив испробовать очередную обновку, Антонов с Сашей Ко- ротецким выточили из какого-то бревна... ручку для напильника...
Рекордсменом по претензиям на поведение во время выступления на сцене был Серега. Непоющий гитарист приковывал внимание всех, потому что стоял, как колышек, не шелохнувшись, да и лицо ничего не выражало. Сколько его уговаривали — не помогало! Один раз решили сброситься и доплатить ему, только пусть подвигается, как все. Деньги любят все, и Серый решил стараться! Как он переживал — и лицом, и подтанцовывал, и грифом, как фирмачи, махал! После концерта подходят друзья и у нас спрашивают: «А что, Антонов “развязал”, что ли?» Когда Серега об этом узнал, страшно обиделся и больше не экспериментировал... Но все-таки в одном таком моем эксперименте он поучаствовал. Я решил использовать его имидж молчаливого и в одной из песен заставил петь. «В амбар за мукой» — так называлась веселая народная песня. И вот в последнем куплете Антонов расталкивал вокалистов локтями и кричал неумелым петушиным полу-фальцетом, как бы пытаясь петь: «На ней — казачок, с оборочкой юбочка...» Пел, конечно, по «соседям», но зал ухахатывался! И вот, спустя полгода, он так научился чисто петь, что стало не смешно, и я убрал этот эффект...
Сережа закончил школу с математическим уклоном, технический талант у него развивался более успешно. Очень скоро он освоил какую-то электронику по автомашинам и сыпал такими терминами, что автомобилистов шокировало...
К моменту написания книги он — житель Израиля, куда увезла его супруга, с которой вскоре он расстался. Трагедия это или счастье, судить не могу. Работая электронщиком по машинам, иногда берет в руки гитару. В Россию назад не хочет...
СЕРГЕЙ ШАРИКОВ
Нордический, пунктуальный, непьющий. Это еще не все. Можно сказать, за правду всегда страдал. Часто уворачивался от рукоприкладства коллеги. Виртуоз, композитор, на кларнете мог сыграть целую гамму... Сережа как-то без особых споров получил свой «ангажемент» в ансамбле. Студент-политехник, перескочивший из ЧПИ в музучилище, затем в Институт культуры. Имея очень беглую пианистическую технику, был весьма уважаемым инструменталистом. Сыграть Эмерсона в подлиннике мог тогда не каждый. Стиль его бывшей группы «Пилигримы» очень «стыковался» с ариэлевским. Романтик по натуре, он выдал, на мой взгляд, просто шикарный блюз «Песенка в старинном стиле» со скрипкой. Запомнилась его лирика «Ты — музыка», «Взгляды домашних животных», «Сладкая планета». Мне очень нравилась его тяга к новым звукам, к новым инструментам. Примерно раз в полтора года он менял свои клавишные: стринги, синтезаторы, электропиано. На его итальянский «Hammond» перед концертом ходили глазеть зеваки... Это было для меня стимулом писать для новых звуков партии. Жаль, но доверительности у нас с ним не возникало. Чаще всех он общался с Антоновым, гоняя каждый вечер чаи... Как «Антоша», однажды «заболел» новыми пристрастиями в жизни, купив... кларнет. (Некоторое время мы его звали Карлом.) Уже через полгода он играл: «Неплохо очень иметь три жены...», что пригодилось в «Концерте для тромбона с оркестром». Вскоре, после моего ухода, тоже покинул группу.
РОСТИСЛАВ ГЕПП
Дирижер-хоровик, позже всех пришедший в коллектив. Сложный по натуре и по характеру человек. Его упрямство переходило всякие границы. Он — из тех людей, которые, хвастаясь, не знают удержу и при этом, после всех попаданий впросак, делают умное лицо. Я давно понял, что принял на работу некоего оппонента, который многое мое встречает «в штыки». Где- то успокаивал себя: мне нужны такие люди, чтоб «карась не дремал». Но все его песни и композиции, за редким исключением, были написаны не в ариэлевском стиле, а где-то около. Чувству меры мешали эмоции. Причем, нельзя сказать, что его музыка была бездарной, напротив — я восхищался некоторыми глубокими, даже виртуозными композициями в стиле Джино Ванелли, но это был — не «Ариэль»! Чувство стиля напрочь его покинуло. На что терпеливый Каплун, и то все время укорял Стаса: «Ну, не “катит” эта вещь, давай уберем!» Гепп почти всегда отвечал: «А сегодня публика лажовая!» Правда, две композиции попали в точку. Это — «Алёнушка» и «Храни меня, дождь». Стопроцентным попаданием явилась и его актерская работа в рок-опере — роль Хлопуши. Оригинальными были и его аранжировки второй стороны пластинки Александра Морозова «Утро планеты». Однако его тщеславие и, видимо, какая-то зависть сослужила ему плохую службу. Сделав его бригадиром во время дефицита администраторов, тем самым постепенно готовил его к новой должности «рулевого»... Если б не «Ариэль», Стас, вероятно, имел бы хороший джаз-роковый коллектив со своим талантливым музыкальным видением. Но, как говорится, после драки всегда виднее...
БОРИС КАПЛУН
Баловень судьбы. Как только не называла его пресса: он и обаятельный, и привлекательный, и душа, и «стержень», и самый талантливый! Кто-то из женщин назвал его секс-символом Челябинска. Не знаю, я не женщина... Хотя все барабанщики, вероятно, приковывают пристальное внимание обоих полов. При том, при сем — Борис Каплун незаурядная личность. Попробуйте найти сейчас барабанщика, владеющего скрипкой на уровне музучилища, а? Прибавьте к этому сольный вокал с «поднебесными» высотами! Это — уникально! Все его музыкальные специальности я попытался раскрыть на сцене, и это, я думаю, мне удалось! Сказать, что Боря был мне просто другом — значит, ничего не сказать! С самого начала, как только познакомились, мы дали клятву друг другу: куда ты — туда и я! Главный, «железный» контакт — это его профессиональный статус. Мы с ним вместе «плясали» от классической «печки». Вместе злились, когда гитаристы трудно «впитывали» музыкальный материал. Вместе убеждали в своей правоте. Все новые песни проходили через каплунский «худсовет». Лишь потом я показывал их остальным музыкантам. Если было что-то не так, Боря очень деликатно поправлял меня, и я не обижался. Мы просто являли собой единое целое!
Есть один любопытный факт. Подавляющее большинство барабанщиков дружит с басистами. Это так называемая тяжелая артиллерия, которая требует четкого взаимопонимания. И это у нас с Каплуном не отнять. У Бори был небольшой недостаток, «плавающий ритм», но он его с лихвой компенсировал эмоциональностью и заражающей зал непосредственностью... В Институт культуры он поступил на музпед-факультет по классу скрипки. Но, видимо, перезанимавшись ударными, рука стала дрожать, и на Паганини уже не очень походил, пришлось перейти на дирижерско-хоровое отделение, где его очень ждали...
Я знал, что, провожая на гастроли, его супруга, Лена, отправляла мужа с тремя рублями «на трамвай», и Боря умудрялся жить, не тратя особых усилий. Потому как «...под каждым ей листом был готов и стол и дом...» Каплун умел пользоваться всеми благами предоставленной ему жизни.
Почему наши «мушкетерские» принципы были напрочь отвергнуты? Что с ним случилось спустя 19 лет, для меня останется загадкой на всю оставшуюся...
АВТОПОРТРЕТ
На фоне всего этого ужасно не хочется выглядеть этаким «пушистеньким» и жаловаться на всё и вся... Вспыльчивость на грани паники? Но это есть почти у каждого. Ищу главную вину свою и не нахожу... Именно ту, после чего кому-то плохо. Нет ее... Мой жизненный принцип — не копить врагов — неуместен. Все равно они будут, если не враги, то недруги, каким бы положительным ты ни казался... И доброта — это, оказывается, не самое лучшее качество, особенно, если после ее проявления ты теряешь друзей. Качество любого лидера, видимо, подразумевает силу, жесткость и принципиальность, а доброта, как раз, наверное, и мешает... Да, я — фанат. Фанат того, что дал мне Бог, и я ему благодарен. Это счастье — делать то, что хочешь, и при этом получать неизмеримое удовольствие. Счастье — это когда видишь одухотворенные лица в зале, ощущаешь, что ты «приковал» их вниманье, и оттого сам получаешь удовлетворение. Виноват лишь в том, что погнался за неким рекордом многолетнего существования в одном составе. Опять-таки из благих побуждений. Мирил всех ради того, чтобы, не дай Бог, ансамбль не распался! Проглатывая унижения, не имея твердого кулака, просто не умел им стучать. Моим «пацаньим» отношением к жизни кто- то умело пользовался. Очень часто «пылил», главным образом, в ущерб здоровью, но тут же «отходил»...
Я включаю видеомагнитофон и смотрю любимый фильм «Назад в будущее». Размышляю: что было бы, если вернуться на машине времени чуть назад и поступить иначе? Ведь весь ход истории изменится. Только в лучшую сторону!.. В лучшую ли? Но, вероятно, это была бы уже другая история, другая книга и другая судьба. А моя судьба имеет конкретное имя «АРИЭЛЬ».
Правила, инструкции, FAQ!!!
Торрент  Добавлен [30 июл 2017, 11:08] Скачать торрент
Скачать торрент
[ Размер 16.22 КБ / Просмотров 9 ]

Статус
Проверен 
 
Размер  176.04 МБ
Приватный: Нет (DHT включён)
.torrent скачан  2
Как залить торрент? | Как скачать Torrent? | Как смотреть и слушать онлайн?  
Гость
 


Вернуться в Советская эстрада

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

   Наша команда  Удалить cookies конференции • Часовой пояс: UTC + 3 часа

Пользовательское соглашение  |  Для правообладателей  | 

cron